Сэриэль.
Если ты рождён без крыльев, не мешай им расти. (с)
Однажды вечером, Алексей Михайлович посетил своего друга.

Араб Иван, слуга, преданный Матвееву всею душою, ввел царя в покои, где уже был накрыт стол к ужину.

Артамон Сергеевич поспешил на встречу высокому гостю.

- Послушай, Сергеевич, сказал Царь улыбаясь и остановившись у стола, хозяйка твоя так вкусно готовить кушанье, что как я ни приду к тебе, всегда хочется отведать твоей хлеба-соли.

- Посещения твоего Царского Величества счастливят дом мой, отвечал Матвеев поклонившись.

- Добро, возразил Алексей Михайлович; я останусь у тебя ужинать, с тем, однако жь, условием, чтобы я никого не потревожил и чтобы никто не ушел из тех, которые обыкновенно сидят за твоим столом.


Между тем все было приготовлено, кушанье подано и Царь сел. Тогда вошла хозяйка с малолетним сыном и молодою девицею редкой красоты.

Они постительно поклонились царю и, по его требованию, сели по своим местам.

Красота молодой девицы поразила Царя и он долго не спускал с неё глаз.

Она же скромно и стыдливо опустила глаза и яркий румянец, разыгравшийся на щеках, еще более увеличил прелесть её.

Заметив смущение молодой девицы, Царь перестал глядеть на неё и, обратившись к хозяину, сказал:
Иллюстрация Р.К. Жуковского
- Я не знал, Сергеевич, что у тебя есть дочь и удивляюсь, что до-сиз-пор не заметил её у тебя в доме.

- У меня нет дочери, Государь, отвечал Матвеев а один только сын.

- Кто же эта красавица?

Сердце девицы сильно забилось... но не от страха.

- Это дочь моего старого знакомого и приятеля, дворянина Кириллы Нарышкина; жена моя взяла Наталью Кирилловну к себе на воспитание и если Бог благословит, так мы со временем выдадим ее за муж.

- Доброе и богоугодное дело, сказал Алексей Михайлович и заговорил о других предметах.

Во все продолжение ужина, Наталья не смела поднять глаз, потому что каждый раз встречала взор Царя.

После ужина жена Матвеева ушла с сыном и Натальей.

Царь остался наедине со своим любимцем.

- Воспитанница твоей жены премилая девица, сказал Алексей Михайлович, прервав разговор о делах: судя по глазам и по лицу её у неё должно быть доброе сердце.

- Правда, Государь, отвечал хозяин: она умна, скромна и добродетельна, она готова последнее отдать бедному и мы се любим её как родную.

- Так надобно приискать ей жениха; она уже в таких летах, что ей пора замуж.

- Справедливо Государь, но жениха не легко найти, потому что Наталия Кирилловна кроме своих добрых качеств ничего не имеет... а без приданного кто её возьмёт? Я же сам, по малому состоянию своему, многого ей дать не могу.

- Бог милостию богат, возразил Царь; статься может, Бог пошлет ей такого жениха, который примет за наличное приданное доброту души её...

- Трудно Государь; не всё то сбывается, что желается.

- Бог не оставляет добрых, сказал Алексей Михайлович вставая: подумай, поищи на досуге, Сергеевич; при случае я тебе помогу.... Авось и сыщется хороший жених.

- Благодарствую, Государь, за милостливое благоволение.

- А тебе спасибо за хлеб, за соль. Доброй ночи.

Алексей Михайлович удалился.

Скажу вам несколько слов о девице, в участи которой Царь принял такое живое участие.

В Рязанской губернии, в двадцати пяти верстах от города Михайлова, находилось селение Киркино. Жители этого селения были большею частью дворяне.

В Киркине жил бедный дворянин Кирилл Нарышкин; предки его были татарские выходцы.

У Нарышкина была дочь, одарённая необыкновенной красотою и редкими качествами души.

Однажды Наталия, набрав в лесу грибов к обеду своего отца, возвращалась домой. Дорогой заметила она знатного боярина проезжавшего через Киркино.

Боярин этот был - Артамон Сергеевич Матвеев. Красота молодой девушки поразила его и он обрадовался, когда, расспросив её, узнал, что она дочь его старого знакомого.

Навестив Нарышкина, Матвеев увидел бедность его и желая помочь ему, предложил взять Наталию к себе на воспитание.

Отец согласился с признательностью.

Несколько дней спустя, после ужина, за которым Царь в первый раз увидел Наталию, он опять пришел к Матвееву.

Поговорив о разных делах и перед уходом Государь спросил Артамона Сергеевича:

- Скажи-ка мне, надумал ли ты о нашем разговоре? РПриискал ли достойного жениха твоей воспитаннице.

- Нет ещё, государь, отвечал Артамон Сергеевич: и не думаю, чтобы это дело скоро сделалось.

- Что так?

- Многие из наших молодых дворян ходят ко мне; многие из них посматривают на мою пригожую питомицу, а о сватовстве никто и не думает.

- И не нужно! Обойдемся и без них, сказал Алексей Михайлович.

Матвеев с изумлением посмоторел на государя.

- Конечно, не нужно, повторил последний: я, Сергеевич, счастливие тебя.... Мне удалось приискать жениха Наталье Кирилловне.

- Тебе, государь!

- Ну, да, мне. Не что не любо, что я мешаюсь в это дело? Не что не люб мой жених?

- Государь, отвечал матвеев, я не знаю, как благодарить тебя за благоволение и за честь.... изволишь видеть, я люблю Наталию как родную дочь и счастие её сочту своим собственным. Но желал бы знать наперед имя жениха.

- К чему? Довольно того, что я его знаю: он человек богатый и не потребует никакого приданнго....

- Государь, попечение о питомице крепко лежит у меня на сердце, а потому я желал бы знать качества жениха приисканого тобой.

- Я смело могу сказать, отвечал Царь, что он боится Бога и старается быть добрым человеком.

- Прости мне, государь, моё упорство, но еще раз прошу тебя назови мне его....

- Экой ты, Сергеевич упрямый! Говорят тебе, что он человек честный и добрый; надеюсь, что Наталья Кирилловна будет с ним счастлива. Больше я ничего не могу сказать тебе, пока мы не узнаем, согласна ли будет выдти за него твоя питомица.

- Она не осмелиться не повиноваться тебе....

- Вот этого-то я и не хочу! Она должна сказать откровенно, люб или не люб ей жених.

- Слушаю, Государь, отвечал Матвеев: - прикажешь позвать её сюда?

Алексей Михайлович подумал несколько секунд. Наконец, взяв руку Матвеева, произнес с чувством;

- Друг мой, Сергеевич, поди сам и пораспроси её сперва, захочет ли она выдти.... за....

- За кого, государь?

Царь колебался еще одно мгновеие, потом сказал решительно:

- За меня!....

Матвеев с изумлением всплеснул руками.

- Государь! вскричал он: ты издеваешься надо мною, ты шутишь!

- Можно ли шутить в таких делах? с кротостию возразил Царь.

- А, нет, нет, Государь! вскричал Матвеев, упав к ногам Царя: откажись от этого намерения!....

Алексей Михайлович слегка насупил брови.

Что это значит? сказал он: ты отказываешь мне.

- О Государь! дерзну ли я....

- Так ты, может быть, думаешь, что Наталья Кирилловна не согласится? спросил царь с выражением грусти.

- Можешь ли ты, Государь, сомневаться в её согласии! вскричал Матвеев.

- Так о чём же ты беспокоишься?

- Царь, отвечал Матвеев: тебе ведомо, что между боярами и знатнейшими особами твоего двора, у меня много недоброжилателей, которые и без того уже завистливым оком взирают на особенную милость и доверенность, которую ты, Государь, меня удостаиваешь.... что же они скажут, если узнают, что ты, обошед все знатные роды возмёшь из моего дома девицу не знатную, бедную?....

- Что они могут сказать? спросил Алексей Михайлович, насупив брови.

- Зависть находчива и злоречива, Государь, возразил Артамон Сергеевич: они скажут, что я склонил тебя, что употребил во зло твою ко мне любовь, сосватать за тебя свою питомицу, чтобы взять верх над ними....

- Пускай говорят, что хотят%; моё дело будет защитить тебя.... но намерения своего я не оставлю. Встань, Сергеевич, и успокойся.

- Да будет твоя воля, Государь, и да благословит Господь твоё намерение!

Алексей Михайлович обнял своего верного слугу.

- Одной милости прошу у тебя, Государь, продолжал последний: для себя и Наталии Кирилловны.... Поступи по обычаю своих славных предков и хоть для виду призови ко двору своему знатнейших девиц и вместе с ними Наталью Кирилловну. И тогда только реши свой выбор, а до тех пор пусть твоё намерение останется тайной....

Государь охотно согласился.

Наталия не угадывала высокой участи, ожидавшей её.



Из книги "Ближний боярин Артамон Сергеевич Матвеев" историческая повесть для детей. Сочинение И.Р. Фурмана, издание Фарикова, Санкт Петербург, 1847 год.

@темы: Нарышкины, классические произведения, проза, царская семья