Россия молодая
Царица Наталия Кирилловна, мать Героя нашего, в вешнее время посещала монастыри, и при переезде чрез один ручеек, от наводнения сделавшийся нарочитою рекою, имея пятилетняго своего сына на руках спящаго, и caмa несколько воздремавшая, шумом сильно стремившагося ручья сего, и криком людей пробудившись и увидя воду в карете, и оную несколько, наклонившуюся и опрокинуться готовою (по крайней мере страх представил ей сие), сильно закричала. Царевич, от сего крика пробудившийся, увидя бледность испуганной матери , воду в карете и шумное стремление воды, столько поражен был страхом, что тогда же получил лихорадку.


Толь сильное впечатление в сердце младаго Государя произвело такое отвращение от воды, что он не мог взирать на реку, на озеро и даже на пруд равнодушно; и хотя он всячески старался скрывать сей страх свой, однакож приметень оной быль потому, что никогда не видали его ни плавающаго по водам, ни переезжающаго в брод чрез реку, как бы она ни мала была, и ниже чтоб когда-либо искупался он в реке или в пруду, что продолжалось даже до четырнадцатилетняго его возраста.В это время освободился он от страха сего следующим образом.

Князь Борис Алексеевич Голицын, занимавший при нем место дядьки, предложил Его Величеству позабавиться псовою охотою; и хотя младый Государь не любил сей охоты, он из уважения к прозьбе сего Князя, согласился на оное. Во время сей забавы Князь, желая истребить в Государе страх от воды, с намерением завел его к берегам реки Истры. Монарх, увидя реку, остановил коня своего. Князь спросил тому причины; и Государь с видом огорченным сказал:

- Куда ты завел меня?

- К реке, - ответствовал Князь. - Ваше Величество видите, сколь утомились лошади и запылились охотники, так нужно лошадям дать отдохнуть и прохладиться, а людямъ вымыться. Родитель твой,- заключил Князь,-часто сие делывал, и в сей речке сам купывался.

И не дожидаяся ответа поехал чрез нее, а между тем все охотники, по предварительно данному приказу, раздевшись, в миг очутились в реке. Сначала на сие досадовал Монарх, но увидя Князя переехавшаго и с другаго берега приглашающаго его к себе, постыдился показать себя стращащимся воды, и сделав, так сказать, некоторое насилие себе, осмелился въехать в реку и переехать оную. Все бывшие при Его Величестве, и за ним следовавшие, ведая страх его, обрадовались сему да и сам Монарх ощутил уже в себе от сего переезда некое удовольствие.

Царь, брат его, узнавши о сем, чрез несколько времени пригласил его с собою в село Измайлово, в котором было несколько прудов, способных к купанию. Он дал тайно приказ молодым своим Царедворцам, что когда будет он с Царем, братом своим прогуливаться у прудов, тоб они разрезвяся толкали друг друга в воду. Все сие было исполнено; и хотя младый Государь крайнее на сие оказал негодование, но сии однако же молодые люди, по данному же приказу раздевшись, начали в воде купаться и резвиться. Резвость сия мало, по малу разсмешивала младаго Государя, и он уже смотрел на то с таким равнодушием, что наконец согласился на предложение брата своего и сам с ним последовать их примеру; и с того времени совершенно миновалось отвращение его от воды.

В сем-то селе Монарх вскоре после сего нашел старый и брошенный ботик, который возбудил в нем чрезвычайное желание к заведению морских сил; и по сему-то назвал его дедушкою Российскаго флота как, то сие всем уже известно. <...>



Из рукописи Крекшина.

Он неоднокрасно уверял автора в справедливости рассказа.

@темы: птенцы гнезда Петрова, исторические документы, Петр Первый, Нарышкины, Борис Голицын, царская семья